Не расстанусь с Пугачевой, буду вечно молодым!

05 Май 2011, Автор: admin

Одни называют Филиппа Киркорова звездой первой величины на нашем эстрадном небосклоне. Другие лишь недоуменно пожимают плечами или откровенно смеются при упоминании его имени, считая его полной бездарностью.

Третьи вообще говорят про него исключительно как про супруга Аллы Борисовны Пугачевой, что уж точно бесспорно. Как бесспорно и то, что и звезды эстрады, и бездарности, и чьи-то мужья - все мы живем, так или иначе, в одном мире и подвержены одним и тем же стрессам, пусть и разного происхождения. Поэтому, когда Филипп появился в нашей редакции, речь пошла именно об этом. Вам, как и всякому человеку, который у всех на виду, как в пословице, наверняка часто приходится сталкиваться с какими-то жизненными передрягами, например, нахамил кто-то. Как вы справляетесь с подобными ситуациями, насколько они сильно и больно по вам лично ударяют, есть ли у вас рецепты против стрессов? - Ударяют, конечно. Я же не скала, я не из металла, не из бетона. А артист, выходя на сцену, особенно раним, и эта ранимость ему очень мешает, и мне всегда очень мешала. Я мог очень расстроиться из-за какой-то ругательной статьи, из-за необъективного, на мой взгляд, мнения критиков…

Вообще, знаете, столько всего писали и пишут обидного, что уже многое стерлось. Но обычно задевает неправда: вот, мол, был в таком-то городе и не собрал зал - хотя это и не так - или что я пою под фонограмму, а я никогда не пою под фонограмму… А рассуждения о том, как я одеваюсь, как я живу, - нет. К тому же любящих людей всегда гораздо больше, чем тех, которые порадуются написанной про тебя гадости, и они меня пожалеют, народ у нас любит жалеть, поэтому в некотором роде я даже рад, когда про меня плохо пишут. Да и неизбежно это для звезды… - А когда дело касается вашей супруги - не испытываете ли вы простого человеческого желания набить морду ее “обидчикам”? - Первый, эмоциональный порыв, конечно, да - пойти и что-то такое сделать. Но потом понимаешь, что все же надо действовать цивилизованно, и я всех к этому хотел бы призвать. Но есть какая-то патология в том, чтобы опорочить имя звезды. Это все от нездоровой фантазии, нездорового ума и желания заработать деньги. - То есть вы такого человека прощаете? - Прощаю, поскольку придерживаюсь принципа: “Не суди, да не судим будешь”. Ведь почему он это сделал? Он тоже жаждет популярности, это просто его цель в жизни. Ну а разве можно за цель в жизни, за мечту сурово наказывать…

Я лично это понимаю и потому прощаю. И Алла тоже прощает. - Судя по всему, ваш семейный союз отличает взаимопонимание. Помогает ли это сносить жизненные неприятности, помогает ли вообще присутствие любимого человека? - Конечно да. Без сомнения. - Насколько все же полно ваше взаимопонимание? Друг с другом-то вы, наверное, все же ссоритесь иногда? А ведь ссора с любимым человеком - сильнейший стресс. - Все бывает, мы же люди нормальные… Но мы не ссоримся - мы выясняем отношения, и все исключительно на одну тему - тему ревности. Мы так друг друга любим, что ревнуем даже к фонарному столбу, хотя понимаем, что оба - артисты и вниманием - как женским, так и мужским - не обделены ни я, ни она. - Может, тут все дело скорее в отсутствии в семье доверия? - Милые бранятся - только тешатся. У нас всегда такие перебранки, что все похоже просто на веселый водевиль. - Кстати, вы как-то сказали, что с соседями у вас война. Продолжаете воевать? Тоже ведь стрессообразующий фактор. - Да не война это…

Просто дом какой-то плебейский. Казалось бы, ну живут Киркоров с Пугачевой, ну роскошная машина у них, ну и что, ну и Бога ради, но нет… Обязательно надо какую-нибудь гадость сделать. - Если все же неприятности велики, если вам плохо, что вы делаете? Как вы пытаетесь этот кризис миновать? - Я если дома, то это намного легче, дома и стены помогают, все родное. Если на гастролях, мне плохо обычно не бывает, потому что даже если с утра очень плохо, то вечером, когда выхожу на концерт, все равно становится очень хорошо. - А если концерта в этот день нет? - Не знаю… Ну, может быть, я себе куплю что-нибудь, порадую себя какой-то безделушкой. За границей это легче, здесь - сложнее.

Что еще? Веду здоровый образ жизни. Не курю. К сожалению, не очень активно занимаюсь спортом, но, чтобы поддержать форму, очень ограниченно ем, пытаюсь… - Наше интервью началось с того, что вы попросили чай без сахара и отказались от газировки. Бережете фигуру? - Ну, во-первых, сахар - это белая смерть. Газировка - это для горла нехорошо. Соки - это концентрированные ракообразующие. Масло и рыба несовместимы. Я придерживаюсь принципа раздельного питания. - Это просто профилактика или все-таки у вас были какие-то проблемы с весом? И на гастролях раздельно питаетесь? - На гастролях меня всегда сопровождает свой повар. Что касается фигуры: я патологически любил есть все подряд и понял, что имею склонность к необъятным размерам - периодически кто-то видел меня по телевидению и говорил: “Вот опять поправился, стал как колобок”.

Теперь - все, я уже в течение почти двух лет ничего лишнего себе не позволяю. - Вы не устаете от бесконечных интервью, от бесчисленных фотовспышек, от того, что ваша личная жизнь протекает буквально у всех на глазах? - К тому, что меня много фотографируют, я отношусь спокойно: я ведь отнюдь не урод, так почему бы меня не снимать? Это же касается и интервью. В принципе, я же мальчишка еще, мне всего 30 лет - это разве возраст, чтобы уставать? Да и порой хочется позволить себе откровенное ребячество - прокатиться на трамвае, толкнуть, пошутить, пробежаться, выпить где-нибудь в общественном месте, зайти куданибудь, в ночной клуб например, побалдеть, посмеяться просто… Но ведь не придешь никуда - тут же скажут: вот, мол, ходит по бабам… - Вы представляете себя старичком? - Я не буду старичком. Буду вечно молодящимся, как Зельдин.

Поделиться ссылкой: